В год 350-летия Доменико Трезини (1670—1734) мы продолжаем собирать материалы о жизни и творчестве первого зодчего Санкт-Петербурга. Читайте новую историческую заметку Марии Кочиевой, кандидата культурологии, сотрудника Государственного музея истории Санкт-Петербурга, автора статей для рубрики «Петербург. Начало» раздела «Наследие» газеты «Санкт-Петербургские ведомости».

Трезини и часы на колокольне святой церкви Петра и Павла

(по следам архивных документов)

Среди огромного числа документов по истории строительства Петербурга, хранящихся в Российском государственном историческом архиве, особое место занимают подписанные лично первым архитектором нашего города Доминико Трезини. Это документы с его автографом. В большинстве случаев он ставил первую букву имени и далее свою фамилию: D. Trezzini. Но есть несколько документов, которые Трезини подписал только именем – Dominico. В этом даже проглядывает какая-то трогательность. Третий вариант автографов – только фамилия.

Читая эти документы, свидетельства прошлого, не перестаешь удивляться гигантскому объему дел, больших и маленьких, которыми одновременно занимался Доминико Трезини, или, как его называли в России, архитект Андрей Акимович Трезин. При этом мы должны понимать, что он сам документы не писал, только диктовал и подписывал. По большей части это аккуратно написанные хорошим почерком документы. И без помощников ему было бы не справиться. Это не только его ученики, но также и писари, на которых падал огромный документооборот.

Об одном из них известно из Веде́ния, поданного Трезини в Канцелярию городовых дел 22 августа 1722 года. «Архитект» пишет о даче денежного жалованья с 1 мая по 1 сентября из каменщиков писарю Илье Гаврилову, которое тот вовремя не получил. Из документа становятся известны размер оклада писаря, «обретающегося» при Трезини – 4 рубля в месяц, и круг занятий Гаврилова: «У письма всяких ведомостей и писем при строении Санкт Питербурхской фортификации и у письма ж ведомостей о роздаче мест и у строения на Васильевском острову и у копирвания чертежей строениям Ево величества». Таким образом, он писал многочисленные бумаги в Канцелярию городовых дел, касающиеся сооружения Петропавловской крепости, раздачи участков и строительства на Васильевском острове, копировал чертежи.

Перелистаем несколько документов, подписанных Трезини, связанных с часами на колокольне Петропавловского собора. Механические башенные часы – это сложный механизм, требующий постоянной заботы и ухода. В июле 1721 года Трезини подает в Канцелярию городовых дел Веде́ние: «Надлежит ныне разобрав, вычищать и починить большие часы, которые поставлены на колокольне святой церкви Петра и Павла…». Для этого, пишет архитектор, требуются кузнецы из Оружейной канцелярии, которые уже выполняли такие работы, или другие четыре мастера, которых выберет часовой мастер Андрис Ферсен. Трезини просит Канцелярию подготовить указ от имени Царского величества об определении необходимых специалистов к этому делу. В конце документа сделана приписка: «Понеже оные часы ныне конечно надобно вычистить очень». Слово «конечно» означало «обязательно, непременно». Приписка как бы усиливает текст официального сообщения, повторно резюмирует необходимость «вычищания» часов. Эти неформальные слова необычайно ценны для нас: через них словно слышна речь Трезини, его отношение к делу.

Автограф Д. Трезини. РГИА. Ф. 467. Оп. 2. Д. 26 б. Л. 541.

В 1721 году на колокольне строящегося собора под руководством Трезини были установлены солнечные часы. «Сделать верные и исправные солнечные часы, и поставить их, где удобное место на шпице (шпиле) у новостроящейся в гварнизоне (гарнизоне) каменной церкви святых апостолов Петра и Павла», – таким было указание государя Петра I. По этим солнечным часам следовало заводить «боевые большие часы», (то есть часы с боем), «чтоб справедливо ходили».

Сведений об этих часах больше, к сожалению, нет. Они сгорели в разрушительном для колокольни пожаре 1756 года. Не сохранилось и их изображение. Но сохранившиеся архивные документы помогают восполнить лакуну – солнечные часы были на колокольне! Об этом мы узнаем из ответа Д. Трезини руководителю Канцелярии городовых дел, написанного 10 мая 1722 года: «Солнечные часы из белого камня в прошлом году зделаны и в пристойном месте в городе (то есть в крепости) поставлены…» По оценкам специалистов на сегодняшний день, это были самые ранние и, скорее всего, первые солнечные часы Петербурга!

Автограф Д. Трезини. РГИА. Ф. 467. Оп. 2. Д. 26 в. Л. 1094.

По солнечному хронометру тогда сверяли механические часы, которые нужно было настроить, например, после остановки или ремонта. Наши солнечные часы предположительно могли находиться на уровне верхней звонницы колокольни. Именно поэтому внизу их не было видно. Ведь предназначались они не для горожан, а для часовых мастеров.

Мастеров иногда перебрасывали с одного объекта на другой, ведь параллельно с сооружением крепости шло строительство загородных резиденций царя. В 1722 году Трезини подает запрос на «роскрашение указательных часовых кругов на колокольне святой церкви Петра и Павла». Из документа выясняется, что к этому делу сначала определили живописца Василия Ерошевского, но затем его сняли и послали «для малевания в Питергоф; а ныне он обретается в Санкт Питербурхе». Трезини просит руководство Канцелярии вернуть живописца для работ в крепости.

Предметом особой заботы Трезини были качественные материалы. В июле 1725 года в Канцелярию поступило доношение Трезини, в котором тот сообщал о необходимых «к большим часам, которые лежат в казамате, железа сибирского мягкого, по образцу, на дело инструментов и на починку (часов) <…> 50 пудов» и двух пудов свеч сальных «больших и малых рук». Трезини отмечает, что свеч отпущена лишь половина, а сибирское железо прислано не по данному образцу: «жестоко к часовому делу негодно». Архитектор просит приказать отпустить «мягкое железо, которое имеется под клеймом соболя». Клеймо зверя, мех которого всегда высоко ценился, ставили на сибирском железе, славившемся своим отменным качеством.

В письме от 23 июля 1725 года Трезини пишет о выделении инструментов и свеч «для заводу часов ночным временем ныне быть потребно».

Еще об одной детали, связанной с работой часов на колокольне, узнаем из доношения Трезини, поданного в Канцелярию 4 января 1726 года. Оказывается, «заводом часов» занимались в то время два гарнизонных солдата. Но из-за их частых отлучек «в полки для полковых потребностей <...> в хождении часов бывает остановка», – сетует Трезини. Он просит определить к этой работе двух человек из переведенцев, которые могли бы быть при том деле безотлучно.

В 1728 году после окончания строительства болворка святой Екатерины (Нарышкина бастиона) в нем решили разместить казенный Мастерской двор. В числе других специалистов там работал первый городской часовой мастер Петербурга голландец Андрис Ферсен. Здесь была его часовая мастерская, тут же в каземате бастиона жил и сам часовщик. В бастионе производили починку инструментов и часов, причем не только с колокольни Петропавловского собора: здесь ремонтировались и другие городские часы, например, с Исаакиевской церкви. Нарышкин бастион – это наиболее выдвинутое укрепление в Неву, можно сказать, отвоеванное у реки. В документе от 21 мая 1752 года было записано «…Но поскольку в той казарме имеется течь немалая и завсегда сырость и плесень и зимним временем, когда оная топлена бывает и теплоты не бывает, отчего никаким образом работ и содержание тех часов иметь невозможно». Найти новое подходящее место для ремонта городских часов стало заботой людей, служивших в крепости уже после Доминико Трезини.

Мария Кочиева

Читайте предыдущий материал автора: Трезини на строительстве Петербурга (по следам архивных документов).


Прием заявок на Третий международный архитектурно-дизайнерский конкурс «Золотой Трезини» проходит на сайте www.goldtrezzini.ru до 15 октября 2020 года. Участие в конкурсе бесплатное.

Подать заявку: https://goldtrezzini.ru/application-2020/.

Победителей «Золотого Трезини» наградят позолоченными статуэтками Доменико Трезини в Петербурге 1 декабря. Работы лауреатов конкурса покажут на выставке в Петропавловской крепости, а затем включат в фонды Музея истории Санкт-Петербурга. Почетный председатель Международного совета конкурса — президент Всемирного клуба петербуржцев, генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Генеральный партнер конкурса – Государственный музей истории Санкт-Петербурга. Системный партнер – Группа RBI. Партнер специальной номинации — концерн ЮИТ. Официальный партнер награждения – строительная корпорация «ЛенРусСтрой». Все партнеры конкурса: https://goldtrezzini.ru/partners2020/.

Все новости конкурса: https://goldtrezzini.ru/latestnews/.

«Золотой Трезини» в социальных сетях:

Facebook: https://www.facebook.com/goldtrezzini
ВКонтакте: https://vk.com/goldtrezzini
Инстаграм: https://www.instagram.com/goldtrezzini
YouTube: https://www.youtube.com/channel/UCZaFLvgzknqd4vL-ytVdDxw/

Подписка на новости

 


Партнеры конкурса

Генеральный партнер церемонии награждения



Генеральный музейный партнер


Под патронатом


При поддержке







Титульный партнер

Юридический партнер
Полиграфический партнер


Технический партнер выставки


Организационный партнер
Официальный партнер в США

Официальный концертный партнер
Консалтинговый партнер
Специальный партнер


Специальный партнер
Специальный партнер


Генеральный информационный партнер награждения
Стратегический информационный партнер




Генеральный интернет-партнер
Эксклюзивный интерьерный партнер



Официальный партнер по безопасности


Официальные партнеры

Информационные партнеры