Публикуем статью председателя оргкомитета конкурса «Золотой Трезини» Павла Чернякова о преподавательской деятельности первого архитектора Петербурга.

С 2019 года оргкомитет конкурса «Золотой Трезини» проводит региональные научно-практические конференции с международным участием «Трезиниевские чтения». Первые «Чтения» состоялись на площадке СПбГАСУ в апреле 2019 года. Вторая конференция, прошедшая год спустя, была переведена в заочный формат из-за ограничительных мер, связанных с пандемией коронавируса.

Тема конференции — «Интеграция науки, образования и практики в архитектуре. Развитие межвузовского партнерства». Ее материалы вошли в состав сборника X Регионального творческого форума с международным участием «Архитектурные сезоны в СПбГАСУ». В статьях архитекторов, профессоров, преподавателей рассматриваются вопросы влияния научных исследований на обучение профессии архитектора, на прогресс в архитектуре. Среди авторов сборника – председатель оргкомитета конкурса «Золотой Трезини» Павел Черняков. Специально к конференции он подготовил работу о преподавательской деятельности первого архитектора Петербурга.

Доменико Трезини – первый преподаватель архитектуры в России

1.

Доменико Андреа Трезини (Domenico Andrea Trezzini, 1670–1734) родился в небольшом швейцарском селении Астано вблизи Лугано в составе италоязычного кантона Тичино. Точную дату рождения будущего архитектора установить невозможно из-за утраты метрических книг. Строительное дело Трезини осваивал в Италии. В 1699 году переехал в Копенгаген, где и получил приглашение работать в России. В 1703 году Трезини с большой артелью земляков отправился в Архангельск по морю, оттуда прибыл в Москву, а зимой следующего года – в Санкт-Петербург, где он стал первым зодчим новой столицы.

Будучи наиболее близким помощником Петра Первого, архитектор фактически возглавлял все строительные работы на протяжении первых лет зарождения Санкт-Петербурга. В 1716 году, через тринадцать лет после основания Петербурга, Трезини впервые составил регулярный план города. Трезини разработал проект строительства крепости и города на берегах реки Невы, на Заячьем, Васильевском (рис. 1) и других островах. Кроме того, по проектам Доменико Трезини были заложены Александро-Невская лавра и Кронштадт, возведены Летний дворец императора в Летнем саду, здание Двенадцати коллегий, Петропавловский собор (рис. 2), Петровские ворота, Галерная гавань и множество других, не дошедших до наших дней, сооружений (Второй Зимний дворец, Гостиный двор и прочие).

Рис. 1. Проект планировки Васильевского острова, утвержденный Петром I, 1715 г. Архитектор Д. Трезини. ЦГВИА, ф. 418, оп. 1, д. 22420

Рис. 2. Петропавловский собор. Чертеж Д. Трезини, 1710-е годы. Копия А. Коренева, 1767 г.

Впервые в России Трезини совместно с французским архитектором Леблоном разработал типовые планы жилой застройки для разных слоев населения – именитых, зажиточных и «подлых» («подлыми» назывались люди, обложенные налогом – податью). Проекты первых петербургских гаваней и верфей также созданы Доменико Трезини.

В 1726 году архитектор получил чин полковника от фортификации, красный мундир и шпагу; это была высшая награда за его долголетнюю службу. Трезини умер 19 февраля 1734 года, его захоронение близ Сампсониевской церкви до наших дней не сохранилось.

Благодаря Трезини петербургская архитектура стала в своей основе европейской, а стиль, разработанный мастером, впоследствии получил название «петровское барокко».

2.

Одним из малоизвестных эпизодов профессиональной биографии Доменико Трезини является его преподавательский опыт. В апреле 1702 года Петр I издает манифест о вызове иностранцев в Россию. Первый контракт с десятью зарубежными мастерами был заключен 1 апреля 1703 года русским послом при дворе датского короля Фредерика IV Андреем Измайловым. И первым иностранцем, подписавшим этот контракт, стал будущий главный архитектор Петербурга Доменико Трезини.

В планы архитектора не входило оставаться в России дольше года: именно таков был срок «трактаманта» (договора) с жалованьем 20 червонных золотых в месяц. Но в итоге Трезини провел в стране 31 год – за этот период здесь четырежды сменялись императоры.

Заключая контракты с выдающимися мастерами «из лучших в свете людей», имевших в своем отечестве «кредит великий», Петр I обязывал их иметь русских учеников. Об этом нам говорит типичная для таких договоров формулировка: «Обязуется он взять в свою службу тех людей русского народа, которых е[го] в[еличество] изволит ему дать для учения и обучения в тех художествах, которые он сам знает» [1]. Таким образом, первый иностранный специалист, приглашенный по манифесту 1703 года в Россию, стал не только первым архитектором будущей столицы, но и первым преподавателем архитектуры в нашей стране. Более того, среди всех архитекторов новой столицы – как русских, так и иностранных – у него было больше всего учеников.

Местом службы Доменико Трезини в Петербурге стала Канцелярия городовых дел, позже переименованная в Канцелярию от строений, – учреждение, предназначенное для разработки планировки и застройки Петербурга и наблюдения за строительной деятельностью в городе. Именно здесь была организована специальная школа, в которой обучали, в том числе, и будущих архитекторов.

Школа зодчего складывалась постепенно. В 1707 к Трезини поступили два первых русских юноши – «ис Приказу морского флота… к архитектурным делам школ математико навигацких наук Иван Клеров и Никита Дедин». Три года спустя этот круг пополнили еще три ученика – Михайло Земцов, «для изучения языков италианского Иван Протопопов цесарского (то есть немецкого – П. Ч.) Григорий Несмеянов». Год от года число учеников Трезини все росло: в 1711 году к ним присоединился для изучения «цесарского языка» Яков Волков, в 1712 году – Василий Зайцев [2].

В число учеников, которые «обретались» при Трезини, входили И. Козлов, Н. Назимов, И. Мауринов, Т. Култашев, И. Ледоговский, Ф. Козлов, Я. Волков, Д. Ельчанинов, Г. Небольсин, О. Чепиркин, П. Кармалин, А. Хрептиков и другие. Некоторые из них реализовали свой потенциал за пределами Петербурга: например, Григорий Несмеянов, Даниила Ельчанинов и Григорий Небольсин были отправлены в старую столицу для «сочинения московского плана» по канонам петербургской застройки: чтобы «строение там было регулярно». Имена этих учеников и многих других не раз встречаются в документах – поначалу как исполнителей заданий Трезини, а затем как работавших самостоятельно. Некоторые из них сдавали швейцарцу экзамен, о чем говорят записи самого Трезини. Так, в 1723 году он пишет: «Ученик школы Навигацкой Андрей Хрептиков с товарищи: 6 человек ко объявленной архитектурной науке годны». А. С. Хрептиков, кстати, продолжил карьеру у другого великого архитектора – Ф. Б. Растрелли [3].

Лучшие ученики Трезини жили вместе с ним в его деревянном доме на берегу Мойки (кстати, именно на этом земельном участке впоследствии построят дом, где окончит свои дни Александр Сергеевич Пушкин). В доме Трезини квартировали Михаил Земцов, Иван Протопопов, Григорий Несмеянов и другие. В общей сложности, по «месту прописки» Трезини одновременно проживало около десяти его учеников.

В октябре 1724 года в команде Трезини было уже 17 учеников; в комплексный курс обучения входили арифметика, геометрия, чертеж. После освоения «базы» обучающиеся переходили к практике: им поручались задания при возведении каменных зданий, съемке и зарисовках островов, выделении земельных участков для застройки Васильевского острова. Обучение было привязано к текущим строительным работам в городе: ученики архитектора упражнялись «у дела чертежей, у обрисовывания и размеревания всяких прилежащих островов и мест», а также практиковались «при строении фортификации Санкт-питербурха и святые церкви Петра и Павла и при строении Василевского острова и при всяких царского величества делах, касающихся к их науке» [4].

Для команды Трезини были выделены четыре покоя в Петропавловской крепости и пять на Васильевском острове. В этих покоях «отправлялись» ведомости и письма, приходные и расходные книги; здесь шла теоретическая и практическая работа – ученики копировали чертежи, записывали отводные места и строения, а столяры, токари и резчики изготовляли модели построек. Для изготовления моделей проектируемых строений Трезини построил на своем участке на 2-й линии Васильевского острова «модельный» дом, использовав стройматериалы с одного из жилых строений, которое стояло тут же, на «Французской линии» (2-3-я линии). В 1724 году Трезини дополнительно «перевез две каморы с сенми из линей, что назывались францускими, и поставил подле своего двора, состоящего на Василевском острову во 2 линии, казенными людми и материалами ведомства Канцелярии от строеней для дел чертежей и маделей казенным работам и записки отведенным местам и строениям на Василевском острову и в других местах» [4].

Трезини довольно быстро овладел русским языком и отказался от переводчика: этому способствовало непрерывное общение с русскими учениками и работниками. Из документов Канцелярии от строений мы знаем, что при каждом приглашенном из-за рубежа архитекторе имелся переводчик; при этом за два с лишним десятилетия не находится ни одного упоминания о переводчике для Трезини. Порой архитектор сам выступал в этой роли – например, однажды перевел на русский записку французского мастера Г. Беллена обер-комиссару (главе) Канцелярии городовых дел У. А. Синявину о выплате денег (на обороте перевода – надпись: «Переводил архитект Трезин»). Кроме родного итальянского и русского, он знал также немецкий и французский [4].

3.

По замечанию Ю. М. Овсянникова, ученики Трезини начинали освоение архитектурного ремесла с теоретической основы [4]. Ключевым руководством для зодчих того времени был трактат «Правило пяти ордеров архитектуры» архитектора Джакомо Бароцци да Виньолы (1507–1573). Первый русский перевод вышел в 1709 году как «Правило о пяти чинех архитектуры Иакова Бароция Девигнола». Книга небольшого формата (1/8 листа) была богато иллюстрирована: на 12 страниц текста приходилась 101 гравюра.

«Правило» было переиздано в 1712 году в почти точной копии с варьированием последовательности иллюстраций. Последнее при жизни Петра I, третье по счету переиздание труда да Виньолы датировано 1722 годом. Как полагает А. А. Аронова, свой экземпляр «Правила…» был, в частности, в библиотеке Петра I [5]. В любом случае этот базовый трактат не мог остаться вне поля внимания круга Трезини.

Книга включала две части: словесное руководство по возведению фундаментов, стен и модулей, а также и более сотни чертежей с изображениями ордеров, архитектурных сооружений (в частности, построек Микеланджело и античных памятников), деталей и частей зданий (рис. 3). Здесь же были даны и практические советы в области строительства и украшения зданий, например: пилястры «мало что менши или болши заделать, как лучше фасун даст».

Рис. 3. Пять ордеров на иллюстрации из трактата «Правило пяти ордеров архитектуры». Источник: Wikipedia

Да Виньола не уходил в пространные рассуждения, представляя максимум информации в виде чертежей. Автор предлагал универсальную архитектурную систему, идеальным выразителем которой стал античный ордер, а основой – строгая система пропорций. По замечанию А. А. Ароновой, это была грамматика архитектурного дела на базе античного словаря, которая благодаря своей универсальности стала настольной книгой европейских архитекторов и получила широкое распространение как в точных, так и в дополненных изданиях.

В петровской России ходили и другие руководства по зодчеству. По царскому указу были изданы трактаты «Новое крепостное строение на мокром и низком горизонте...», «Архитектура воинская, гипотетическая и еклектическая, то есть верное наставление...», «Новая манера укрепления городов, учененная через господина Блонделя, генерала порутчика войск короля французского...».

В рукописных копиях распространялся труд Палладио «Четыре книги об архитектуре»; были подготовлены к печати три практических пособия: трактат В. Скамоцци для «зело младых учеников», «Гражданская архитектура» Ж-Б. Лаутербаха и сочинение «Что такое архитектура и которые части подобает знать архитектору». Эти трактаты по требованию самого царя были переведены с амстердамских изданий, но не вышли в свет [5].

4.

Самый известный ученик великого швейцарца Михайло (Михаил Григорьевич) Земцов (1688—1743) пришел к Трезини в 1710 году с целью освоения итальянского языка, но в общении с мастером быстро выказал незаурядные способности в архитектурном деле. На протяжении 9 лет Земцов работал с учителем на строительстве Петропавловского собора, отлично зарекомендовав себя. Через 10 лет после знакомства Трезини писал о своем подопечном: «...При мне лутче его здесь нету». Уже на следующий год Земцов получил звание гезеля (от нем. Geselle – «подмастерье, товарищ» – П. Ч.) с ежемесячным жалованием в 15 рублей.

В 1724 году Земцову предстояло выдержать экзамен перед строгой комиссией из именитых мастеров: в нее входили Бартоломео Карло Растрелли, Стефен ван Звитен и Доменико Трезини (четвертый экзаменатор – Гаэтано Киавери – прислал письменный отзыв). После основательного испытания довольный учитель выдал любимому ученику и другу аттестацию: «По науке… в архитектурном художестве и в практике с трудолюбием в строениях ево императорского величества ево Земцова определить архитектором» [4].

По окончании обучения у Трезини Земцов работал под руководством архитекторов Леблона и Микетти. С 1733 года он служил архитектором Александро-Невского монастыря и входил в состав комиссии по строению Петербурга. В числе проектов выдающегося архитектора – зал в Летнем саду, построенный по случаю свадьбы великой княгини Анны Петровны, церковь Симеона и Анны на Моховой (рис. 4). С его участием разработаны проекты Петергофского, Большого Царскосельского и Аничкова дворцов (рис. 5).

Рис. 4. Церковь св. Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Архитектор М. Земцов. Источник: panevin.ru

Рис. 5. Аничков дворец, чертеж середины XVIII века. Архитектор М. Земцов. Источник: pinterest.com

Когда Земцов был приглашен под Ревель строить Кадриорг, дворец для Екатерины Алексеевны, его бывший учитель отобрал для команды ученика двадцать лучших петербургских каменщиков и штукатуров. После смерти Трезини именно Земцов унаследовал чертежи и модели мастера [4]. Авторству Михаила Земцова также принадлежит проект Спасо-Преображенского собора в Петербурге, построенного в 1743–1754 годах.

После смерти архитектора, который не застал окончания строительства, руководство взял на себя земляк и дальний родственник Доменико Трезини Пьетро Антонио Трезини, он внес в изначальный проект ряд изменений. После пожара 1825 года храм был перестроен архитектором В. П. Стасовым.

По словам Ю. М. Овсянникова, роль Земцова в истории русской архитектуры стол велика, что Трезини достаточно было бы воспитать первого талантливого русского зодчего, чтобы остаться в истории [4].

Еще один известный гезель Трезини – архитектор и реставратор Иван Коробов (ок. 1700—1747), учившийся ранее в числе пенсионеров Петра I в Голландии. Коробов был прикреплен к Трезини как помощник в период возведения Галерной гавани (рис. 6), которая строилась по указу Петра 1721 года на западном берегу Васильевского острова. Предназначавшаяся для укрытия гребных судов гавань включала большой прямоугольный бассейн с ведущим к заливу каналом и сараи для зимнего хранения галер.

Рис. 6. Галерная гавань Гребного порта. Архитектор И. Коробов. Фрагмент плана Санкт-Петербурга 1753 года. Источник: Wikipedia

Поначалу (в 1728–1734 гг.) Коробов вел только строительство сараев, а руководство всем остальным принадлежало Доменико Трезини. К осени 1728 года по проекту помощника построили пять первых сараев, а в следующем году он разработал проект сарая на каменных столбах, который был принят: по такой модели построили еще тринадцать хранилищ. После смерти Трезини под управление Коробова перешли все работы в гавани – ликвидация последствий наводнений, укрепление земляных валов, разборка обветшавших сооружений.

С 1737 года Иван Коробов становится участником открытой в том же году Комиссии о Санкт-Петербургском строении. Однако через несколько лет, после казни своего напарника Петра Еропкина, Коробов уезжает в Москву, где вокруг него собирается кружок архитекторов. Среди его учеников – такие именитые зодчие как Д. Ухтомский, С. Чевакинский и А. Кокоринов.

Многие из работ Коробова были утрачены. Сохранились башня Главного Адмиралтейства (рис. 7), канал вдоль северной кромки острова Новая Голландия (ныне Ново-Адмиралтейский канал) и предположительно – церковь Святого Пантелеймона в Санкт-Петербурге. Богоявленская церковь и колокольня, выстроенные в Кронштадте, уничтожены в 1930-е годы. Триумфальные ворота на Тверской улице, возведенные по случаю коронации Елизаветы Петровны, погибли в огне в 1752 году. Помимо больших новых проектов, в число текущих задач архитектора входило руководство ремонтными работами на кремлевских стенах и башнях.

Рис. 7. Башня Адмиралтейства. Архитектор И. Коробов. Реконструкция. Источник: Wikipedia

Третий талантливый ученик мастера – его земляк и родственник Джузеппе Трезини (1697–1768). В 1719 он взял в жены младшую дочь мастера Марию Лусию Томасину.

В 1722 году Джузеппе приехал в новую русскую столицу, годом ранее заключив договор о работе. Будучи «определен к строению» Петропавловской крепости (в 1727 году он управлял работами по отделке – «штукатурною частью и украшением»), Джузеппе Трезини беспрерывно участвовал и в других проектах. Как помощник Доменико Трезини он в 1722–1725 годах вел завершение строительства дома князя М. П. Гагарина на Городовом острове (ныне Петроградский), а в 1726 году строил помещения для караула в Галерной гавани по чертежу Стефана ван Звитена.

После смерти Доменико Трезини, с 1734 по 1756 год, Джузеппе Трезини служил архитектором в Коммерц-коллегии. Под его руководством было закончено здание гостиного двора на Васильевском острове (начатое еще учителем), в 1735–1736 гг. он строил складские помещения на острове на Малой Неве, а в 1741 году – склады для сала и смолы на Петровском острове [6]. Из всех реализованных проектов Джузеппе Трезини сохранились только западная галерея здания Двенадцати коллегий и Трехсвятительская церковь на Васильевском острове (рис. 8).

Рис. 8. Церковь Трех Святителей. Архитектор Дж. Трезини. Источник: citywalls.ru

5.

О преподавательских качествах Доменико Трезини мы можем узнать из многочисленных архивных источников. Документы свидетельствуют о весьма строгом подходе учителя и его нетерпимости к лени и халатности. При том что лучших учеников Трезини оценивал благосклонно и даже лестно, красноречивы его отрицательные отзывы. Например, В. Зайцева он охарактеризовал так: «<...> переходя с места на места и от учителя к учителю, не хочет он тех наук отбывать и как заяц из куста в куст туне перескакивает, из чего может быть всегдашним тунеядцем и переслушником» [3].

Любопытно, что это нелестное описание Василия Зайцева стало достоянием истории благодаря самому ученику. Дело в том, что он официально пожаловался в Канцелярию от строений на своего учителя и настоятельно попросил перевести его к другому наставнику. Если верить Зайцеву, Трезини был настоящим деспотом, несправедливым в своих требованиях, «от которых ево архитекторских неправых обит и от нетерпимого истязания с начала прошлого 722 году пропали и доднесь безвестно два его архитекторских ученика, а наших бывших товарищи Иван Степанов сын Баженов да Андрей Матвеев сын Шубинской» [4].

Трезини пришлось объясняться: «Баженов и Шубинский бежали не от моих палок, а каждый из них от своего непостоянного житья и непотребных дел и неприлежания к наукам же, по непотребным делам свои опасаясь наказания». Что же касается Зайцева, то, по словам Трезини, несмотря на многократные требования, он прислал из Шлиссельбурга чертеж «без меры и росписей на плане». За подобное небрежение Трезини «по своему у нему снисхождению вместо надлежащего на теле наказания словесно учинил в неисправностях выговор при его братье и при других» [4].

Зайцев обиделся и написал кляузу, благодаря которой мы знаем о том, что Трезини был достаточно строгим педагогом, требующим от своих учеников четкого и добросовестного выполнения обязанностей. Высокая требовательность зодчего способствовала подготовке хороших отечественных зодчих, которых тогда в России было очень мало: в отношении кадров архитектура была «весьма скуднее прочих наук».

24 декабря 1724 года Доменико Трезини и Михаил Земцов принимали экзамен на звание архитектора у Петра Еропкина и Тимофея Усова, только что вернувшихся после заграничной стажировки. Они задали самые общие вопросы: «Что есть архитектура и что должен знать архитектор?» и «Колико орденов содержит?». Очевидно, они резонно полагали, что важнее определить «каждому свое строение», а потом «по усмотрению в сущей практике подано будет другое свидетельство». Пока же – «оным быть гезелями». После практического испытания 14 сентября 1725 года был подписан указ: считать Еропкина и Усова архитекторами. А в 1730 году Трезини состоял в экзаменационной комиссии при испытании способностей живописца А. Матвеева [3].

Говоря современным языком, Канцелярия от строений, главным архитектором и ведущим преподавателем которой служил Трезини, была высшим учебным заведением архитектуры и дизайна с собственным проектно-конструкторским бюро и службой заказчика, где велось проектирование, на архитектурных моделях проверялась работа конструкций, для ведения строительных работ подбирались подрядчики – артели строителей, закупались стройматериалы; многое из убранства делали тут же, в художественных мастерских.

Рис. 9. Проект замены балюстрады из балясин филенками во втором этаже западной галереи Коллегий, 1730 (?) г. Архитектор Д. Трезини. ЦГАДА, ф. 248, опись чертежей, д. 329

В челобитной Анне Иоанновне от июня 1730 года Доменико Трезини пишет: «Я один [...] несколко данных мне российской нации учеников архитектурии цивили и милитарии обучил которыя при строениях Вашего императорского величества действително поступают гезелями и инныя архитекторами а от фортификации кондукторами и обер-офицерами» [2].

Первый архитектор Петербурга занимался преподаванием почти до конца жизни. Когда 17 февраля 1732 года (за два года до кончины архитектора) в бывшем дворце Меншикова открыли кадетский корпус – военное учебное заведение, в числе преподавателей был указан полковник Д. Трезини.

Литература

  1. Воскресенский Н. А. Петр Великий как законодатель. Исследование законодательного процесса в России в эпоху реформ. М.: Новое литературное обозрение, 2017.
  2. Малиновский К. В. Доминико Трезини. СПб, Крига, 2007.
  3. Лисаевич И. И. Доминико Трезини – первый архитектор Санкт-Петербурга. СПб, Контраст, 2017.
  4. Овсянников Ю. М. Доминико Трезини. Л.: Искусство, 1987.
  5. Аронова А. А. «Правило о пяти чинех архитектуры Иакова Бароция Девигнола» – первая архитектурная грамматика Петровского времени, URL: https://www.portal-slovo.ru/art/35821.php (дата обращения: 19.04.2020).
  6. Малиновский К. В. Трезини Карло Джузеппе, Trezzini // Три века Санкт-Петербурга: энциклопедия в 3-х томах. – Т. 1. Осьмнадцатое столетие. В 2 кн. – Кн. 2. Н-Я. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001.
  7. Борисова Е. Архитектурные школы Петербурга в первой половине XVIII века. Автореферат диссертации. М., 1964.
  8. Евсина Н. А. Архитектурная теория в России XVIII века. М.: Наука, 1975.
  9. Иогансен М. В. Иван Коробов. СПб, Лениздат, 1997.
  10. Иогансен М. В. Михаил Земцов. Л: Лениздат, 1975.
  11. Корольков М. Архитекты Трезины // Старые годы. Ежемесячник 1911, апрель.
  12. Пилявский В. И., Славина Т. А., Тиц А. А. и др. История русской архитектуры. М.: Архитектура-С, 2004.
  13. Швейцарцы в Петербурге. СПб, Петербургский институт печати, 2002.
  14. Domenico Trezzini e la construzione di San Pietroburgo. Lugano, Museo Cantonale d’Arte, 1994.

Все новости конкурса «Золотой Трезини»: https://goldtrezzini.ru/latestnews/.

«Золотой Трезини» в социальных сетях:
Facebook: https://www.facebook.com/goldtrezzini
ВКонтакте: https://vk.com/goldtrezzini
Инстаграм: https://www.instagram.com/goldtrezzini
YouTube: https://www.youtube.com/channel/UCZaFLvgzknqd4vL-ytVdDxw/

Подписка на новости

 


Партнеры конкурса

Генеральный партнер церемонии награждения



Генеральный музейный партнер


Под патронатом


При поддержке







Титульный партнер

Юридический партнер
Полиграфический партнер


Технический партнер выставки


Организационный партнер
Официальный партнер в США

Официальный концертный партнер
Консалтинговый партнер
Специальный партнер


Специальный партнер
Специальный партнер


Генеральный информационный партнер награждения
Стратегический информационный партнер




Генеральный интернет-партнер
Эксклюзивный интерьерный партнер



Официальный партнер по безопасности


Официальные партнеры

Информационные партнеры